Ольга Александровна Спесивцева
Ольга
Александровна
Спесивцева

Ольга Александровна Спесивцева

Выдающаяся русская прима-балерина, одна из самых загадочных и трагических фигур русского балета. Ее называли одной из лучших балерин всех времен и ставили в один ряд с Анной Павловой.
Родилась Ольга в семье провинциального актера. В 6 лет, когда ее отец умер от туберкулеза, мать вынуждена была отдать девочку вместе с братом и сестрой на воспитание в актерский приют. Позже Ольга поступила в Петербургское театральное училище, а после его окончания сразу была зачислена в Императорскую балетную труппу. Она успешно дебютировала на сцене Мариинского театра в «Раймонде», однако по-настоящему талант ее открылся чуть позже.
Уже через три года после начала балетной карьеры юная балерина гастролировала в США с «Русским балетом Дягилева». Ее партнером стал один из ведущих участников труппы Вацлав Нижинский, и слава о дуэте разнеслась по всему миру. Говорят, Дягилев любил цитировать великого итальянского танцовщика Энрико Чеккетти: «В мире родилось яблоко, его разрезали надвое, одна половина стала Анной Павловой, другая – Ольгой Спесивцевой». Но добавлял: «Для меня Спесивцева – та сторона яблока, которая обращена к солнцу. Она тоньше и чище Павловой».
С 1918 года она уже ведущая танцовщица, а с 1920 – прима-балерина Мариинского театра. В 1919 году Ольга Спесивцева впервые станцевала свою легендарную партию Жизели в одноименном балете. Исполнение Спесивцевой стало образцом, и на ее Жизель равнялось впоследствии не одно поколение балерин.
1924 году Спесивцева вместе с матерью выехала за границу для лечения, но в Россию больше не вернулась. Ей сразу предложили контракт в Гранд-опера, а чуть позже – роль ведущей приглашенной балерины Парижской оперы. Зрители на ее выступлениях сходили с ума от восторга, а балерина все глубже погружалась в депрессию. Ничто не могло примирить ее с Парижем. Она не говорила по-французски, а неустроенный быт ее тяготил.
С 1932 года Спесивцева работала с труппой Фокина в Буэнос-Айресе, а в 1934 году в составе бывшей труппы Анны Павловой гастролировала в Австралии. В это время ее мать вернулась в Россию, не дождавшись дочери.
Напряженная жизнь подорвала психическое здоровье балерины. В 1939 году она переехала в Нью-Йорк, но недуг прогрессировал. В 1943 году великую балерину госпитализировали в психиатрическую клинику, где она провела больше 20 лет.
Последние 28 лет жизни бывшая прима прожила в пансионе, организованном младшей дочерью Льва Толстого для одиноких соотечественников неподалеку от Нью-Йорка. Там и скончалась в 1991 году в возрасте 96 лет.
Похоронена на русском кладбище в Ново-Дивееве.